Взгляд на внешнюю политику

   Итак, пора заканчивать цикл статей о европейском взгляде на русскую внешнюю политику. Сегодня мы рассмотрим ключевые моменты в русской истории, когда Россия могла добиться куда большего, чем то состояние, в котором она оказалась в начале 20 века. Прежде всего, хотела бы обратить внимание уважаемого читателя, на губительную приверженность  России к союзам с двумя европейскими государствами - Англией и Австрией - государствами по природе своей коварными и хитрыми, традиционно решавшими свои задачи чужой кровью, которые никогда в своей истории не были заинтересованы в усилении России и делали все возможное, даже будучи ее союзниками, для ослабления позиций России.
     Первый шанс Россия получила в 1799 году, в правление императора Павла I. При всем величии Екатерины, к концу ее царствования усилилось внутреннее неустройство страны и это не обошло стороной армию, в которой процветало воровство, казнокрадство, мздоимство, падение уровня дисциплины и низкая боевая подготовка. Павел I проводит военную реформу, прогрессивную по своему характеру, в некоторых положениях которой Россия опередила даже Европу. И вот 1799 год, Павел I, разочарованный поведением союзных Австрии и Англии в войне с республиканской Францией, отзывает русские войска из Европы и разрывает союз. Поведение Австрии в этой войне вполне можно назвать предательским, а Англия, не участвуя практически в боевых действиях, наживалась на своих союзниках, ссужая им деньги под проценты. Удивительнейший союз, в котором воюет только Россия, Австрия мешает ей это делать, а Англия подсчитывает прибыль, заработанную на России. Павел I прекрасно понимает все это, как и то, что пришедший к власти во Франции Наполеон фактически покончил с революцией, а значит война теряет всякий смысл. Намечается сближение Франции и России, к которому примыкают Пруссия, Швеция, Дания, Голландия, Испания, Италия. Происходит фактическое объединение Европы против Англии и идея континентальной блокады, которую впоследствии будет претворять в жизнь Наполеон, рождается при Павле - порты многих европейских государств закрываются для английских кораблей. От такого союза могло бросить в холодный пот кого угодно. Но, к сожалению, планам этим не суждено было сбыться, Павел I был убит заговорщиками, а его сын Александр I, пришедший к власти, не только не наказал виновных, но и старательно уничтожал все документы, связанные с убийством своего отца. Кстати, о том, что Павел I был убит, а убийцы не понесли наказания, в царской России узнали только в 1905 году, через 100 лет, по причине того, что всякое изучение правления Павла было под запретом.
     Упоминала не раз, что при Екатерине II, по моему мнению, внешняя политика была образцовой. Да, отчасти можно сказать, что за ней стояли пруссаки и вездесущие англичане, имевшие влияние при русском дворе задолго до Екатерины, что сама она будучи немкой (пруссачкой), была заинтересована в мире с Пруссией, но ведь это было абсолютно правильное рациональное направление. Павел, избавившись от англичан, совершил бы второй шаг. Российскому историку В.О. Ключевскому принадлежат слова: "История не учительница, а надзирательница (наставница жизни): она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков." Вся последующая российская история - живое доказательство этих слов. Казалось, что может быть проще. В стремлении завоевать проливы, жизненно необходимые для страны, необходимо искать союзника, который не имеет никаких интересов на юге. Логично предположить кого-угодно, но только не Австрию и не Англию, которым это самое продвижение совершенно враждебно.
     Возможность изменить внешнеполитический курс у Александра I, пришедшего на смену Павлу, была куда более лучшая, чем у его отца. Но "Властитель  слабый и лукавый, Плешивый щеголь, враг труда, Нечаянно пригретый славой" вновь заключает союзы с Англией и Австрией и с упорством, достойным лучшего применения, ведет разорительные для страны войны с уже наполеоновской Францией. С одной стороны можно сказать, что это образец благородства, рыцарства, верности и прочей легкомысленной чепухи, но с другой стороны можно поставить в пример политику европейских государств, тонко чувствовавших ситуацию и умевших извлекать собственную выгоду. Вовсе не нужно далеко ходить за примерами. Русско-турецкая война 1806-1812 гг. И Англия, и Австрия успешно интриговали против России в то время, когда та вела военные действия против Наполеона в Европе, защищая интересы своих союзников прежде всего. А все потому, что Англия не была заинтересована в усилении России в Закавказье и всячески подогревала конфликт с Персией, а Австрии не было выгодно российское присутствие в Дунайских княжествах. Вот он образец рациональной европейской политики, на фоне которой Александр I выглядел простодушным "Иваном" в лучшем случае. Но даже у него была возможность, предоставленная ему Наполеоном после подписания Тильзитского мира. Ведь это Наполеон, будем откровенны, преподнес России возможность отнять Финляндию у Швеции и переломить ход войны с Турцией. Все разумные доводы говорили в пользу союза с Наполеоном, который дал бы России возможность решать интересы собственной страны, а не воевать за прибыли Англии или целостность Австрийской империи. Но не для того приходил к власти Александр I. Человек, не наказавший убийц собственного отца и даже приблизивший некоторых из них, дрожавший всю свою жизнь от мысли, что и с ним могут поступить так же, разве такой государь способен на решительные самостоятельные поступки?
   Итогом "продуманной" политики Александра I становится Отечественная война 1812 года, завершившаяся славнейшей победой России, одержанной благодаря силе духа русского народа. Российская армия в Париже, победители за столом переговоров перекраивают Европу и как Вы думаете Россию отблагодарили ее преданные союзники? К великому неудовольству Александра I, желавшего передачи всего, созданного Наполеоном, герцогства Варшавского, получила Россию всего-лишь третью часть. Тем временем, та же Австрия вернула практически все владения Габсбургов, в том числе Северную Италию, юг Польши и Червонную Русь. Считается, что Россия играла определяющую роль на этом Венском конгрессе и в последующие десятилетия оказывала решающее влияние на европейскую политику. По моему мнению, это надуманное утверждение, ведь в том же вопросе по разделу Польши противниками России выступила Австрия при явной поддержке Англии, вынудив Александра I уступить. О какой же решающей роли можно тогда говорить? Оценивая потраченные усилия и итоговый результат можно с большой уверенностью сказать, что Россия получила бы гораздо больше в союзе с Наполеоном.
     Двигаемся дальше. За прошедшие десятилетия, предшествовавшие Крымской войне, Россия не раз сталкивалась с противодействием Англии и Австрии, которые не были заинтересованы, как уже говорилось выше, в усилении российских позиций на Балканах и в Закавказье. Николай I, как ему казалось, предусмотрел все, решив окончательно поставить точку в вопросе о "больном человеке Европе", как он справедливо называл Турцию, страну, по сути своей, чуждую и инородную этой самой Европе. Без сомнения Россия решила бы вопрос обладания проливами еще при Николае I, если бы не старые добрые "верные" союзники. Англия, как мы знаем, явилась главной зачинательницей конфликта, а Австрия, в самый решающий для России момент "удивила мир своей неблагодарностью" готовая вступить в войну на стороне Англии и Франции. Заметим, что одна лишь Пруссия сохранила действительный нейтралитет в этом конфликте, обернувшимся для России войной против, практически, всей Европы и закончившимся катастрофой для России и ее интересов на юге. По свидетельству некоторых историков в Николае I произошел моральный надлом - он не мог даже представить, что европейские государства в лице "традиционных" союзников могут оказаться настолько враждебными России, чтобы выступить против нее на стороне варварской Турции. Австрия же пошла еще дальше, предъявив ультиматум, итогом которого стали отказ России от протектората над Сербией, Валахией, Молдавией, потеря части Бессарабии и устья Дуная.
     Вот вам и подтверждение слов В.О. Ключевского. В который раз Россия наступала на одни и те же грабли и всякий раз удивлялась новой набитой шишке. Ошибка Николая I заключалась в том, что, ошибочно считая Россию ведущей военно-политической силой в Европе, он не увидел того , говоря современным языком, что "поезд уехал" и вопросы с Турцией необходимо было решать много десятилетий назад и лучше с другими союзниками. Думаете Крымская война чему-то научила? Если и научила, то на короткий промежуток времени, связанный с деятельностью выдающегося дипломата и канцлера Александра Михайловича Горчакова, кстати, противника "восточного" вопроса (турецкого) и считавшего, что Россия столкнется с противодействием европейских государств. При нем Россия отплатила Австрии за ее предательство, приняв сторону Пруссии в австро-прусской войне и наметилось сближение интересов России и Германии. Пожалуй, второй раз в российской истории внешняя политика России велась по рациональным европейским стандартам.
     Казалось, все движется в правильном направлении. Обе страны используют выгоды сотрудничества и внешняя политика двух государств движется в одном направлении. Пруссия поддержала Россию в польском вопросе при противодействии Англии, Франции и, конечно, Австрии. Затем Россия поддержала Пруссию в австро-прусской войне и вынудила Австрию к нейтралитету в франко-прусскую войну, взамен воспользовавшись обстоятельствами для отмены запрета держать флот на Черном море.
     Похолодание в отношениях, длившихся почти два десятилетия, во время которого Россия была даже участницей Тройственного союза, да, да, того самого противника будущей Антанты, наступило в конце семидесятых и имело несколько причин, но не затрагивало в общем-то главного - между двумя этими странами не было острых противоречий, как, к примеру, с той же Австрией. С укреплением собственных позиций Германия ясно дала понять, что Балтийское море, как таковое ее не интересует. Недаром на встрече двух императоров Вильгельм II приветствовал Николая II как "адмирала Тихого океана", назвав себя, заметьте, "адмиралом Атлантического океана". В этом обращении, мне кажется, очень недвусмысленно предложено разделение сфер влияния. Германия стремилась прежде всего к соперничеству с Англией и готова была к сотрудничеству с Россией, не рассматривая ее как соперника, что подтверждает предположение об отсутствии серьезных противоречий. Движение на Дальний Восток отвечало и тогдашним стремлениям России, но на Тихом океане ситуация менялась с невероятной быстротой. Окрепшая на английских кредитах и технологиях, маленькая Япония встала на путь экспансии и, разумеется, вездесущая Англия помогла ей в войне с Россией. И дело даже не в том, что у Англии было какое-то особое недоброжелательное отношение к России, а в ее традиционной политике, основанной на древнеримском правиле "разделяй и властвуй", благодаря которому и была создана громадная Британская империя. Тут не нужно знание английского языка и не нужен репетитор английского языка, чтобы понять простую истину - Англия всегда выбирала союзников по выгоде, а не по обязательствам или пристрастиям.
     Недальновидная внешняя политика привела к тому, что величайшая глупость - русско-германская война - совершилась. Тут уместно вспомнить о целях, которые преследовала Россия в первой мировой войне - обладание проливами. Но мало кто сейчас говорит о том, что Англия самостоятельно разрабатывала планы захвата проливов задолго до первой мировой войны и всего-лишь пообещала России передать захваченный Константинополь с проливами в 1915 году, чтобы подтолкнуть Россию к участию в начавшейся Дарданелльской операции и к скорейшей высадке десанта в проливах. Россия сделать этого не смогла. Но при этом в восторженно-сослагательном наклонении часть современных историков описывают несостоявшуюся попытку адмирала Колчака в 1917 году высадить десант в проливах, как чуть ли не ключевой момент в первой мировой войне, забывая, чем закончилась Дарданелльская операция в 1916, при том, что англо-французский флот обладал несоизмеримо большими силами, чем эскадра Колчака. Забывают, что одной из важнейших причин поражения России в войне стало тяжелейшее экономическое положение страны уже через год после начала войны, вызванное прекращением экспорта русского зерна через Черное море (вот оно первостепенное значение южного направления), что, в частности, сказалось на боеспособности русских войск. В это трудно поверить, но уже в конце 1915 в начале 1916 при формировании пехотных частей из-за сильнейшего дефицита стрелкового оружия русские солдаты вооружались... косами и это против крупповских пушек. Русская армия практически потеряла боеспособность уже к середине войны и, судя по мемуарам А. И. Деникина, революция и большевики тут были не при чем. Россия удерживала фронт только против австрийских войск, которые во все времена были не ахти какими вояками, в то время как на севере под натиском германских войск потеряла Польшу и Прибалтику. А теперь представьте, что такая вот "страна-победительница", без армии, в лаптях и с косами, разоренная и нищая, в 1918 году села бы за стол переговоров по одну сторону с... Англией. И Вы по-прежнему считаете, что Англия позволила бы еле держащейся на ногах России, не одержавшей ни одной решительной победы в войне, получить проливы? Не для того на протяжении всего 19 века Англия старательно и последовательно противодействовала всякой русской экспансии, чтобы в веке двадцатом самой отдать лакомый кусочек. Нужно быть очень наивным человеком и плохо знать историю, утверждая, что только революция помешала России воплотить мечту многих русских самодержцев. Диктовать условия может только сильная страна, как продиктовал свои условия Советский Союз в Потсдаме, не взирая на противодействие союзников.
     Первую мировую вообще можно назвать иллюстрацией слов Бисмарка, причем справедливой для обеих стран. Для России война с Германией (и Турцией) фактически означала прекращение экспорта зерна, а в те годы это было равносильно тому, как если бы в нынешние вдруг прекратилась продажа нефти и газа. При этом экономический потенциал страны был слабым, а стратегические отрасли промышленности фактически принадлежали иностранному капиталу. Для Германии война с Россией означала прежде всего губительность войны на два фронта. В то же самое время, предположив союз с Германией, мы получаем идеальную ситуацию, когда Россия могла бы снабжать продовольствием воюющую Германию, которой самой малости не хватило для победы в войне.
     История, как известно, не знает сослагательных наклонений, а современность отдает дань моде обвинять во всем большевиков, помешавших "процветающей мировой державе" совершить пустую формальность - подписать капитуляцию Германии в первой мировой, забывая слова русского писателя Алексея Толстого, что революция всего-лишь поставила запоздалую точку в истории русского самодержавия и признание одного из лидеров белой эмиграции, что Советский Союз расширил границы российской империи до пределов, о которых русские цари могли только мечтать. Но это уже другая история...

Нравится

Тридцатая школа

Другие статьи из цикла

Часть 1. Окно в Европу.

Часть 2. К Балтике.

Часть 3. Любимое детище Петра.

Часть 4. Россия и Германия. 18 век.