Любимое детище Петра

    В начале статьи "Окно в Европу" приводились два высказывания Бисмарка, заставившие взглянуть на российскую внешнюю политику глазами расчетливого европейца, в статье "К Балтике" сделана попытка оценить целесообразность двух направлений российской экспансии, в этой же части, на примере действительных исторических событий, взглянем на то, что явилось прямым следствием выхода к морю и благодаря чему Россия стала называться морской державой, на любимое детище Петра - флот.
    Сильные армия и флот - это не только гордость любого государства, но и... обуза. Да, да, не удивляйтесь, обуза в том понимании, что требуют значительных экономических затрат. Флот, созданный Петром Великим в короткий промежуток времени,  стал одним из самых многочисленных и сильных в Европе, но какой ценой и что за всем этим последовало? По мнению многих историков страна была поставлена на грань разорения, хотя, и не один флот в этом был повинен. Ставшая спустя пять лет после смерти Петра императрицей, Анна Иоанновна, пусть и заявляла, что такой многочисленный флот России не нужен, но сразу же приступила к реформированию флота.
    Можно по-разному относиться к Анне Иоанновне, а ее правление называть "бироновщиной" и упадок русского флота ставить в вину императрице. Действительная картина выглядела немного по-другому, чем описывается во многих учебниках и тем более "исторических" фильмах. Замедление темпов строительства кораблей началось уже в последние годы правления... Петра I. На верфях строилось значительно меньше кораблей, чем необходимо было для поддержания его численного состава. Последующие правители флотом не интересовались вообще и даже сократили финансирование на боевую подготовку с целью "сбережения казны". Итогом такого отношения стал полный упадок флота и к началу правления Анны Иоанновны годными для боевой службы считались примерно 10 кораблей!
   Примечательно, что реформы Анны Иоанновны оказали огромное значение на последующее развитие русского флота. Помимо того, что возобновились финансирование и строительство флота, пусть не в прежних масштабах, но достаточном для создания и поддержания сильного флота, обязательным стали и регулярные учения русского флота. При Анне Иоанновне была разработана первая русская военная доктрина, произведена реформа управления флота, разработан новый корабельный регламент, восстановлен закрытый при Петре Первом в 1722 году Архангельский порт и возобновлено военное кораблестроение на Соломбальских верфях, что имело огромное значение для усиления русского флота, так как в последующие времена на них было построено более половины парусных кораблей русского флота. Кстати, на Соломбальских верфях был построен и первый русский корабль, удостоенный кормового Георгиевского флага, - линейный корабль "Азов". При Анне Иоанновне была даже устроена первая метеорологическая "сеть" - порядка двадцати станций, устроенных по маршруту Великой Северной экспедиции Витуса Беринга, хотя первая метеостанция была основана в 1724 году в Петербурге.
    Так что, при всем критическом отношении к самой императрице и ее окружению, сделала она для русского флота и армии немало полезного, и руководствовалась при создании военно-морской доктрины, возможно, и интересами страны. Посудите сами. В многочисленных учебниках по истории много слов о великих морских победах, но в действительности все столкновения русского и шведского флотов в Северной войне были, в общем-то, небольшими сражениями и произошли в период, когда исход войны уже не вызывал сомнений, а шведский флот в значительной степени утратил боеспособность после фактического поражения от датчан в 1710 году и экономических трудностей самой Швеции. В самый же тяжелый период войны, в ее начале, основную роль в обороне северной столицы от шведских кораблей выполняли  береговые батареи Кроншлота (ставшие впоследствии Кронштадтом) при поддержке небольшой эскадры. Из трех же морских сражений два (Гангут и Гренгам) приходятся на долю гребного флота и только одна (Эзель в 1719 году) одержана парусным флотом. Но, положа руку на сердце, эту победу трудно назвать выдающейся - 7 русских линейных кораблей напали на 2 шведских корабля (линейный корабль и фрегат). Вообще, линейный флот Петр старался всячески беречь и мы не найдем ни одной крупной операции русской парусной эскадры в Северной войне, сравнимой по масштабам с действиями шведского и датского флотов. Более того, в конце войны могло состояться первое "свидание" английской и русской эскадры, но русский флот, не принял демонстративного вызова, дождавшись ухода англичан от Ревеля. Это очень характерный эпизод, обратите на него внимание, он повторится не раз, когда при опасности столкновения с серьезнейшим соперником, русский флот предпочитал не выходить в море.
    Помимо незначительности роли парусного флота в Северной войне, другим критерием оценки для Анны Иоанновны могли служить затраты на строительство и содержание многочисленного корабельного флота. Здесь есть один нюанс. Как-то совершенно случайно узнала, что флагману английского флота при Трафальгаре (1805 год), знаменитой "Victory" адмирала Нельсона, было практически пятьдесят лет - и это кораблю, построенному из дерева! И для сравнения приведу слова русского посла в Англии, написанные в 1798 году: "Все здешние (английские - прим. автора) адмиралы и офицеры удивляются храбрости и решимости наших офицеров за смелость, с каковою они плавают по морю в самые жесточайшие бури на судах столь худого состояния, и клянутся, что ни один из них не отважился бы взять на себя командовать столь гнилыми кораблями". Не является секретом, что и при Петре Великом корабли строились дурного качества, вероятно, это болезнь России, а чтобы вам было понятнее, сравните "Ладу Калину" с каким-нибудь немецким авто... Но к чему же приводило низкое качество постройки? Предположим, что за 50 лет англичане построят 3 корабля и все они останутся в строю, Россия же будет строить каждый из этих трех на замену предыдущему, пришедшему в негодность - в итоге получаем резкое отставание в количестве при равных затратах. 
   Так или иначе, но российский флот вновь расправляет паруса при Екатерине Великой. Намеренно назвала эту императрицу Великой - будучи немкой, она сделала для России больше, чем любой другой русский царь (впрочем, последними русскими правителями были Петр и Анна Иоанновна), превратив страну в сильную мировую державу. Вообще занимательная вещица - в России было два правителя, когда наша страна на международной арене могла буквально диктовать свои условия любому сопернику, и оба человека, кому Россия обязана таким внешнеполитическим весом, были нерусскими (немка Екатерина и грузин Сталин). Но о главном направлении внешней политики Екатерины, которую можно назвать образцово-верной для России, мы расскажем в следующей статье. А пока вернемся к теме и поговорим о флоте. Эпоха Екатерины - самая славная страница в истории русского флота. Россия впервые выходит за пределы Балтики, происходят масштабные сражения парусных флотов, пожалуй, именно в этот период складывается русская военно-морская школа, а главное возрождается флот на Черном море. И пусть на начальном этапе, по образному выражению одного из адмиралов, некоторые суда представляли собой "конюшню, каретную и спальню придворных", потому что для нужд флота переделывались суда, на которых Екатерина совершала свое знаменитое путешествие в Тавриду, но важно другое.  Пожалуй, она первая поняла, что влиять на европейскую политику выгодно и удобно в Средиземном море, а значит необходим сильный флот на юге, и только при Екатерине отношение к Черноморскому флоту становится если не приоритетным, то равнозначным с Балтийским. К сожалению, при всех последующих правителях, флот на Черном море оставался пасынком и численность его поддерживалась в отношении 2 к 1 в пользу балтийского.
    Вот мы и подошли к самой уязвимой стороне России, сыгравшей значительную роль во многих войнах российской империи. Практически у любой европейской страны флот представлял единую силу, Россия же была вынуждена иметь отдельный флот на обеих морях. То есть, помимо отставания от Англии в экономической мощи и финансировании флота, страна была вынуждена еще и распылять эти средства на два театра, не связанные между собой. И в этом плане очень странным выглядит приоритет Балтики, где после эпохи Екатерины масштабных морских сражений мы, практически, не видим, да и основные геополитические интересы Россия решала на юге. Более того, опыт боевых действий на море в доекатерининский период показывал, что решать задачи на локальном театре, какой представляет из себя Балтийское море, можно и меньшими силами. К тому же на протяжении 19 века мы все чаще наблюдаем картину, когда русский флот избегает крупных прямых столкновений, ограничиваясь мелкими локальными операциями и предпочитая укрываться от сильных соперников в базах и за минными полями (впервые в 1854 году на Балтике). При такой тактике выглядит неразумным и нелогичным содержание крупных морских сил на Балтике, ведь оборонять шхеры можно было и куда меньшими силами, сосредоточив основные усилия и средства на главном, южном, направлении. Если у вас еще остались сомнения, какое направление считать главным, сравните численность англо-французских эскадр, участвовавших в боевых действиях на Балтике и на Черном море в Крымскую войну.
   С началом промышленной революции все стало куда сложнее. Если раньше наблюдалось только численное отставание от ведущих морских держав, то стало проявляться и качественное. А с развитием броненосного флота Россия все больше и больше отстает не только от Англии, но и от других стран. Не знаю, почему Россию называют одной из экономически развитых стран начала 20 века, но по моему мнению, "развитость" страны наглядно демонстрирует состояние флота, особенно если его сравнить с другими странами. К примеру, когда с 1907 года все страны практически одновременно начали строить корабли нового типа - дредноуты - то к первой мировой войне Англия имела 20 в строю и 12 строились, Германия 15 и 5, Франция 4 и 3, Италия 3 и 3, Автро-Венгрия 3 и 1, Россия же не имела ни одного действующего корабля такого класса - все 7 линкоров (4 на Балтике и 3 на Черном)вошли в состав уже в ходе войны, но на Балтике они вообще не принимали участия в боевых действиях, прячась за минными позициями от германского флота. Это и называется - почувствуйте разницу. К сожалению, с уходом эпохи парусных кораблей русский флот постепенно растерял свое былое величие и силу, остались в далеком прошлом громкие победы, а позор Цусимы поставил жирный крест на амбициях российской империи стать действительно морской державой. При этом, как и прежде, русский моряк, по словам германского историка Ревентлова, "умеет сражаться до конца и, пока в состоянии двигаться, исполняет свои обязанности, как на учении, проявляя героизм и отвагу", но в эпоху машин на первый план выходит техническая оснащенность флота. И пройдет много времени, потребуются кардинальные изменения и страны, и самого флота, прежде чем он вновь заявит о себе на морских просторах и станет первостепенной величиной, правда, ненадолго. Вот, собственно, мы и подошли к самому главному - что общего между Россией и Германией, почему любая война между этими странами - величайшая глупость и что же за глупости совершала Россия раз за разом по мнению европейцев. Об этом, уважаемый читатель, в следующей статье "Россия и Германия. 18 век."

Нравится

Тридцатая школа

Другие статьи из цикла

Часть 1. Окно в Европу.

Часть 2. К Балтике.

Часть 4. Россия и Германия. 18 век.

Часть 5. Взгляд на внешнюю политику.