Россия и Германия. 18 век.

    Ну вот и добралась до очередной статьи, выкроив толику времени, после нововведений на сайте, школьных балов и прочих забот. Напомню Вам, уважаемый читатель, что начав с высказываний Бисмарка и  поразмыслив о выгодах завоевания Крыма, мы вкратце рассмотрели историю развития русского флота, отметив политику Екатерины, как самую правильную для России. Об этом и поговорим в данной статье, равно как и о глупостях русской внешней политики.
   Так в чем же глупость? По моему мнению, она заключалась в том, что Россия зачастую не следовала своим собственным интересам, оставаясь по сути или игрушкой в руках западноевропейских политиков, таская для них каштаны из огня, или удивительным образом не умела воспользоваться выгодами своего положения и своих побед. Русская внешняя политика могла зависеть от чего угодно: от прихоти царей или их жен, хотя что тут удивительного, семья она ведь и у царей семья, от влияния их царедворцев и фаворитов, от умелого манипулирования иностранных послов и только в некоторых случаях от интересов самой страны.
   Во второй статье уже упоминала про начало Ливонской и Северной войн. Обе их объединяет не только общая цель, но и обстоятельства вступления в войну. И если Ливонская война была в общем-то велением царя, но не стоит забывать об упомянутых Адашеве и Сильвестре, отговаривавших царя от войны на севере, но будучи оклеветанными в глазах Ивана Грозного родственниками царицы и по ряду других причин, их доводы не были услышаны, если не сказать намеренно отвергнуты. К Северной войне, которую вел Петр I, Россию также усиленно подталкивали и она не была острой необходимостью для страны, а во многом интригой саксонского курфюрста Августа и лифляндского авантюриста Паткуля. Каждый из них преследовал свои собственные цели и Россия их интересовала только как союзник, имевший большие людские резервы. Глупо отрицать важность для экономики страны приобретения портов на Балтике и речь тут даже не о Санкт-Петербурге, а о незамерзающих прибалтийских портах (Таллин и Рига), но ни в одном учебнике истории для школы Вы не найдете даже упоминания о том, что Россия по условиям Ништадского договора выплатила Швеции огромную сумму за уступку ею же завоеванных территорий - и это страна-победительница - по сути купив у Швеции выход к Балтике.
   Цену такой победы охарактеризовал Василий Осипович Ключевский: "Упадок переутомленных платёжных и нравственных сил народа … едва ли окупился бы, если бы Пётр завоевал не только Ингрию с Ливонией, но и всю Швецию, даже пять Швеций". Страна была практически разорена, население сократилось на четверть, а в некоторых областях до половины (только вдумайтесь в эту цифру), армия вскоре после окончания войны пришла в упадок, а любимое детище Петра - флот - очень быстро сгнил, будучи низкого качества. Так ли уж не права была Анна Иоанновна? Именно её царствование дает повод заметить, что на Балтике можно решать задачи и меньшими силами, не имея огромного флота и Россия к этому еще вернется, правда, вынужденно, но Анна Иоанновна была первой, кто сделал это сознательно, развернув вектор русской политики на юг.
   В общем-то, не претендуя на серьезный труд и не собираясь писать диссертацию - за этим обратитесь лучше в diplomers, где вам в лучшем виде могут сочинить любую диссертацию - попробую поделиться мыслью Анна Иоанновна была первой немкой на русском троне. Возможно в силу этой причины, но можно заметить, что Россия за 200 лет, предшествовавших первой мировой войне, всего лишь однажды вела войну с Германией, надеюсь, уважаемый читатель простит мне обобщенное название этой страны без отдельных упоминаний Пруссии и других германских государств. Итак, почему глупость. Балтийское море, как известно любому школьнику, представляет из себя внутреннее море или сказать проще - закрытое. В военном понимании это означает, что в случае войны, каким бы флотом не располагала страна на Балтике, ценность его стремится к нулю, как и морских портов для экономики страны, что и показали все последующие войны России. Идем дальше. В случаях войны с сильным соперником русский флот оказывался запертым, как в мышеловке, в Финском заливе, естественно опять же страдала и экономика. Третье. Регион Балтики уже в 18 веке представлял из себя достаточно стабильную сложившуюся структуру, где невозможно было совершить значительных территориальных приобретений (о присоединении Финляндии упомяну отдельно). И четвертое, на Балтике у России не осталось принципиальных противоречий и традиционных соперников после того, как Швеция превратилась во второстепенную державу. =
   Германия, при всем различии ментальности наших народов, если не цепляться за укоренившийся в сознании образ "псов-рыцарей", никогда в своей истории не препятствовала развитию России, равно как и мы не лезли в их дела. Все это вольно или невольно подталкивает к мысли, что Германия являлась самым естественным союзником России по ряду причин. Уже упоминала не раз, что Россия занимала сложное географическое положение, располагаясь на двух театрах - Балтийском и Черноморском, и при этом настоящие геополитические интересы решала исключительно на юге. Отсюда можно было предположить, что сильный флот на Балтике России не нужен был ни во времена Петра, ни в последующие, а для решения локальных задач на локальном военном театре достаточно и "оборонительного флота", и что необходимостью для страны является иметь надежного союзника именно на севере. И таким союзником для России могла быть только Германия, причем это отвечало интересам обеих стран, несмотря на поговорку, что дружить лучше через соседа. И вот почему. Германии это выгодно по той простой причине, что любая война на два фронта для нее смерти подобна, а ведь рассчитывать на хорошие отношения со своим принципиальнейшим врагом - французами - она не могла. Для России выгода в том, что приобретая сильного в военном плане союзника на относительно стабильном театре, страна развязывала себе руки на главном для нее направлении, и второе, пожалуй более важное - Россия этим шагом могла избежать тяжелых для себя ситуаций, когда воевать приходилось на двух направлениях. Логичным такой подход выглядит и учитывая крепкие династические связи, которыми были связаны две страны, ведь все российские цари и царицы после Петра были немцами, а русская кровь в них стремилась к нулю, разбавляясь из поколения в поколение немецкой. И удивительный образец для подражания во внешней политике для всех последующих поколений - самая настоящая немка по происхождению и воспитанию - Екатерина Великая.
   Именно при ней впервые рождается эта единственно верная цель для России - проливы. Да, да, думаю, вы догадались о каких проливах идет речь. Возможно, Екатерина поняла, что влиять на европейскую политику можно и нужно только в Средиземном море и что только такое "окно в Европу" сделает Россию в действительности морской державой, так как Балтика, как ни крути, всего лишь "форточка". Примечательна политика Екатерины еще и тем, что она отталкивалась исключительно от возможностей и потребностей своей страны (врожденный немецкий рационализм ?), не поддаваясь особо влиянию европейских держав. В последующем, выбор союзников для России всегда имел определяющий характер, зачастую негативный, то есть можно сказать, что выбирала Россия не тех друзей, кого следовало бы иметь в друзьях.
   Теперь опишем коротко последовавшие за Петром события, чтобы убедиться в справедливости наших суждений. Говорят в каждом правиле есть исключения и мне кажется, что даже редкие исключения в исторических событиях лишь подтверждали правильность мысли о неверности выбора союзника и главном интересе страны.
   Первая большая война, которую У. Черчиль назвал "первой мировой войной" и в которой участвовала Россия, была Семилетняя война и она оказалась единственной войной, которую Россия вела с Пруссией за 200 лет правления русских правителей с германской кровью. С одной стороны можно сказать, что Россия преследовала интересы ослабить нараставшую мощь Пруссии, чтобы обезопасить свои западные границы, но с другой стороны, ни одна из стран, воевавших против Пруссии (Франция, Россия, Австрия) не стремились к её уничтожению, что и доказал последующий ход войны. Причинами вступления в войну России также считают интриги Венского двора, предпочитавшего воевать чужой кровью, в частности русской, и личная неприязнь императрицы Елизаветы Петровны к Фридриху II, обещавшей воевать до конца и продать половину своих платьев, если это понадобиться для победы. Тем не менее "союз трех баб" состоялся и при всех внутренних разногласиях в 1759 году возникла ситуация, когда Пруссия была поставлена на грань капитуляции после тяжелейшего поражения от русских войск при Кунерсдорфе. Дорога на Берлин была открыта, но русская армия повернула назад, дав повод Фридриху II назвать это событие "чудом бранденбургского дома", ведь сам прусский король уже не верил в возможность спасения своего королевства, справедливо полагая, что Пруссия стояла на грани катастрофы. Причиной этого чуда были противоречивые указы, поступавшие из Петербурга и Вены и наглядно демонстрировавшие разногласия между союзниками. Интересную позицию занимала и Англия, союзница Пруссии, решившая к этому времени все свои задачи в Семилетней войне, но имевшая очень большое влияние на Россию. Это "влияние" еще не раз сыграет свою негативную роль в истории России и подтверждает нашу мысль о том, что друзей Россия выбирала, зачастую, вопреки своим геополитическим интересам. Но вернемся к чудесам. Про первое чудо как-то все забывают, предпочитая перекладывать ответственность за итог войны на императора Петра III, совершившего "второе чудо бранденбургского дома". Но ведь будь по-решительнее Елизавета Петровна за два года до этого, то, пожалуй, второго чуда могло и не состояться. Тем не менее Петр III отзывает русские войска, заключает мир с Пруссией и делает возможным победы пруссаков над австрийцами. Такое непопулярное в стране решение стоило императору головы, а вступившая на престол Екатерина, союз с Пруссией разорвала, но в войну предпочла не вступать. Отчасти потому, что положение самой Екатерины было шатким, но не лишним будет напомнить, что Екатерина в свое время была частью политической интриги, задуманной Фридрихом II, а отец ее был прусским фельдмаршалом, то есть можно однозначно сказать, что она не была чужда интересам Пруссии. Тем не менее немка по рождению и воспитанию, Екатерина развернула вектор русских интересов на юг и сделала для России более, чем все предыдущие и последующие государи вместе взятые. Можно только сожалеть, что ее правление не продлилось дольше, возможно, Россия бы добилась той цели, которая для нее была единственно правильной.
   Вот мы и подошли к рубежу 18 и 19 веков - времени очень значимом для России, когда в ее истории были переломные моменты и, к великому сожалению, неверно выбирая союзников, страна лишила себя возможности добиться большего. Но, с вашего позволения, закончу этот цикл в следующей статье "Взгляд на внешнюю политику"...

Нравится

Тридцатая школа

Другие статьи из цикла

Часть 1. Окно в Европу.

Часть 2. К Балтике.

Часть 3. Любимое детище Петра.

Часть 5. Взгляд на внешнюю политику.