Принцип «один монарх, один закон, одна религия» на примере Елизаветы Тюдор

   Как-то в прошлом году попалась интересная тема по истории, которая оказалась интереснее вдвойне, учитывая личность, о которой пойдет речь в этом коротеньком эссе. Собственно, тема была обычным домашним заданием, где предлагалось высказать свое мнение о том, как принцип «один монарх, один закон, одна религия» влиял на положение личности в абсолютистском государстве. И мне сразу вспомнилась Елизавета Английская. Нет, уважаемый читатель, не нынешняя почтенная бабушка, а жившая в 16 веке Елизавета Тюдор, ставшая, пожалуй, величайшей английской королевой. И выбор для темы эссе личности Елизаветы не был случайным. Вся ее жизнь до восшествия на английский престол — яркое подтверждение принципа «один монарх, один закон, одна религия».
   Увидев как-то фильм о Елизавете, испытала обычные человеческие эмоции на уровне чувств и переживаний. Но затем, читая и просматривая фильмы об Елизавете Тюдор, не только прониклась уважением к уму, воле и силе этой необыкновенной женщины, но и заметила, что пережитые ей опасности и невзгоды не озлобили и не сделали ее мстительной, но, наоборот, воспитали в ней мудрость и терпимость.
   Рожденная от второго брака Генриха VIII и Анны Болейн, она уже в младенчестве пережила смерть матери, казненной по прихоти Генриха VIII. Многие исследователи считают, что эта трагедия отложила отпечаток на всю последующую жизнь Елизаветы, укрепив в ней, как бы мягче сказать, недоверие к мужчинам. И, разумеется, маленькая девочка, напоминавшая отцу о казненной матери, не могла оставаться при дворе. И несмотря на то, что она была английской принцессой, ее удалили от двора в провинцию, где она росла и воспитывалась. Пока она была маленькой, то особо никого не интересовала, но подрастая, все больше напоминала окружающим одним своим существованием о правах на английский престол. А так как она была не единственной претенденткой, то, разумеется, на протяжении всех этих лет ее жизнь подвергалась угрозе. Удивительный пример исключения представляет отношение к Елизавете одной из последующих жен Генриха — Екатерины Парр, относившейся к принцессе с поистине материнской любовью и окружившей ее заботой и вниманием. Между ними завязалось даже что-то вроде дружбы, нашедшей отражение в активной переписке, ведь Елизавете, по-прежнему, было запрещено появляться при дворе.
   Со смертью отца и приходом к власти сводного брата Елизаветы Эдуарда VI, казалось в жизнь английской принцессы должно было придти спокойствие, ведь они были дружны с новым королем, оба были протестантами, и многие историки, к тому же, считают, что Эдуард обладал замечательными способностями к управлению и мог бы стать достойным правителем. Но к сожалению, Эдуард был слаб здоровьем и очень скоро умирает. С его смертью буквально все в жизни Елизаветы вновь переворачивается, как и в жизни самой Англии. Пришедшая на смену протестантам Генриху и Эдуарду Мария, рожденная от первого брака Генриха с Екатериной Арагонской, была яростной католичкой и была полна фанатичной решимости «вернуть Англию в лоно истинной веры». Мария жестоко преследовала протестантов, за что получила прозвище Кровавая Мери. Да, да, уважаемый читатель, знаменитый коктейль был назван именно в честь королевы Марии, практически утопившей Англию в крови протестантов. Не осталась в стороне и Елизавета. От нее требовали отречения от протестантизма и принятия католицизма. Более того, Елизавета была заключена в Тауэр и чудом избежала казни.
   На протяжении всех лет правления старшей сестры жизнь Елизаветы висела на волоске. После смерти Марии она с помощью приближенных к ней членов Тайного совета взошла на английский престол, став первым в Европе правителем, кто проводил в своем государстве политику веротерпимости, несмотря на то, что сама Елизавета была убежденной протестанткой, а государственной религией был протестантизм.

Нравится

  Тридцатая школа