Краткая история советского флота

    11 февраля 1918 г. В.И. Ленин подписал декрет о создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота (РККФ). В наследство от Российского императорского флота, на базе которого он и был сформирован, ему досталось огромное количество боевых кораблей всех классов и вспомогательных судов: на Балтике – 4 линкора-дредноута, 9 крейсеров, 62 эскадренных миноносца и миноносца, 26 подводных лодок, 5 канонерских лодок, 23 минных и сетевых заградителя, 110 сторожевых кораблей и катеров, 89 тральщиков, а также свыше 100 различных вспомогательных судов, 70 транспортов и 16 ледоколов (всего около 600 боевых кораблей и судов); на Черном море – 7 линейных кораблей (из которых 5 -  это устаревшие броненосцы), 2 крейсера, 20 эскадренных миноносцев и 4 миноносца, 11 подводных лодок (всего около 400 кораблей и вспомогательных судов). Немало кораблей находилось в составе Флотилии Северного Ледовитого океана, Каспийской, Амурской и Сибирской флотилий. Однако уже в первые месяцы своего существования РККФ стал заложником политических игр новых правителей России.
     На Балтике флот, находившийся в Гельсингфорсе (Хельсинки) и Ревеле (Таллине), в результате срыва Брестского договора Л. Троцким оказался под угрозой захвата его белофиннами и германскими войсками, высадившимися в Финляндии. В феврале 1918 г. начался знаменитый Ледовый поход Балтийского флота, который возглавил бывший капитан 1-го ранга А.Н. Щастный. 19-24 февраля из Ревеля в Гельсингфорс были переведены 55 кораблей и судов. 12 марта из Гельсингфорса в Кронштадт вышли линкоры “Севастополь”, “Гангут”, “Петропавловск” и “Полтава”, крейсера “Богатырь”, “Рюрик” и “Адмирал Макаров”. Через пять суток отряд без потерь прибыл в Кронштадт. Линейный корабль “Андрей Первозванный” при содействии двух малых ледоколов с 4 по 10 апреля благополучно довел до Кронштадта второй отряд. Третий отряд насчитывал 167 боевых кораблей и транспортов со слабыми корпусами - эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей, тральщиков и подводных лодок. Последним кораблям 7 апреля приходилось отдавать швартовы под пулеметным огнем финских белогвардейцев. 24 апреля в Кронштадт прибыли 16 судов из Котки. Кроме того, по железной дороге из Ревеля и Гельсингфорса были вывезены две авиабригады Балтийского флота. Всего в Кронштадт прибыло 236 боевых кораблей и вспомогательных судов из 350, находившихся в Ревеле, Котке и Гельсингфорсе. Кроме кораблей и самолетов, из этих портов были вывезены запасы вооружения, военной техники и снаряжения. В результате интриг и личной неприязни Троцкого к руководителю Ледового похода Щастному последний был вскоре арестован, обвинен в измене и приговорен Высшим революционным трибуналом при ВЦИК РСФСР к расстрелу.
     В аналогичной обстановке оказался и Черноморский флот. 29 и 30 апреля 1918 г. революционно настроенные офицеры и матросы, отказавшиеся сдать германскому командованию свои корабли, под обстрелом немецких батарей увели из Севастополя в Новороссийск часть боевых кораблей флота: линейные корабли “Воля”, “Свободная Россия”, 9 эсминцев и 5 миноносцев. 1 мая 1918 г. немцы заняли Севастополь. Главнокомандующий германских оккупационных войск генерал Эйхгорн ультимативно потребовал немедленного возвращения флота в Севастополь. В противном случае он угрожал продолжением наступления по побережью и захватом Новороссийска. “Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно. Председатель СНК В. Ульянов (Ленин). 28 мая 1918 г. - телеграмма такого содержания была отправлена в Новороссийск из Москвы. Мнения экипажей разделились. Командир линкора “Воля” капитан 1-го ранга А.И. Тихменев, временно исполнявший должность командующего флотом, эсеры и украинские националисты агитировали экипажи за сохранение кораблей, возвращение их в Севастополь и подъем желто-голубых флагов Центральной рады. Большевики склоняли личный состав к затоплению своих кораблей. 17 июня линкор “Воля”, пять эсминцев и два миноносца направились к выходу из Цемесской бухты. На мачте эсминца “Керчь” по приказанию его командира В.А. Кукеля (которого вскоре расстреляли большевики) был поднят сигнал: “Судам, идущим в Севастополь. Позор изменникам России”. Очевидно, это произвело впечатление только на экипаж эсминца “Громкий”- на нем открыли кингстоны и он первым из кораблей Черноморской эскадры опустился на дно Цемесской бухты. На рассвете 18 июня оставшиеся корабли были выведены на внешний рейд Новороссийска с помощью буксиров и миноносца “Лейтенант Шестаков”. На их мачтах были подняты сигналы: “Погибаю, но не сдаюсь!” Матросы, собравшиеся на стенках причалов, сняли бескозырки. “Керчь” первым торпедировала эсминец “Пронзительный”, вскоре раздался взрыв на “Калиакрии”, а вслед за ней начали погружаться в воду остальные корабли, на которых открыли кингстоны. Последним эсминец “Керчь” пятью торпедами потопил линкор “Свободная Россия”. Эскадренный миноносец вышел в направлении Туапсе и 19 июня на траверзе Кадошского маяка, сообщив по радио: “Всем. Погиб, уничножив часть судов Черноморского флота, которые предпочли гибель позорной сдаче Германии”, - был затоплен экипажем.
     Корабли Черноморского флота, возвратившиеся в Севастополь, участвовали в составе врангелевской армии в борьбе с большевиками. Осенью 1920 г. они навсегда покинули Севастополь и направились в Константинополь, а затем в Бизерту. Бизертская эскадра спустила Андреевские флаги в 1924 г., когда Франция признала Советскую Россию и установила с ней дипломатические отношения. Так был погублен Черноморский флот, за строительство которого народ России заплатил сотни миллионов золотых рублей.
     В период Гражданской войны у пирса Балтийского завода в Петрограде сгорел линейный корабль “Михаил Фрунзе” (“Полтава”), три эсминца типа “Новик” погибли на минных заграждениях в Копорской губе, а два таких же корабля по вине Ф.Ф. Раскольникова вместе с ним попали в плен к англичанам. Несколько вполне боеспособных кораблей - линкоры “Андрей Первозванный”, “Император Павел 1” (“Республика”), крейсера “Рюрик”, “Адмирал Макаров”, “Баян” и др., - прослуживших к тому времени не более 10-15 лет, в 1922 г. были проданы на металлолом в Германию. От мощного в недавнем прошлом Балтийского флота осталось лишь несколько кораблей, могущих выйти в море.
     Россия также полностью лишилась кораблей Сибирской флотилии и Флотилии Северного Ледовитого океана. Часть кораблей Амурской флотилии угнали японцы. Всего иностранные интервенты и белогвардейцы уничтожили, захватили и угнали более 800 боевых кораблей, вспомогательных и транспортных судов. Однако сталинский постулат об обострении классовой борьбы, а также о том, что молодая “страна Советов” окружена кольцом враждебных империалистических государств, которые в любую минуту могут развязать вооруженную агрессию против СССР, заставил партийное руководство любой ценой, несмотря на голод и разруху, срочно приступить к укреплению вооруженных сил страны. Решения о восстановлении Рабоче-Крестьянского Красного Флота (РККФ) были приняты 8-16 марта 1921 г. Х съездом РКП(б) и 16 октября 1922 г. V съездом комсомола.
     Восстановление РККФ началось с ремонта и достройки немногих кораблей, оставшихся от бывшего Российского императорского флота. К середине 20-х годов в Балтийском флоте в строю, а также в достройке и ремонте на петроградских заводах числилось всего лишь немногим более двух десятков кораблей, в том числе линкоры “Парижская коммуна”, “Марат” и “Октябрьская революция”, крейсера “Профинтерн” и “Аврора”, 12 эскадренных миноносцев типа “Новик” (“Карл Маркс”, “Энгельс”, “Карл Либкнехт”, “Ленин”, “Сталин”, “Яков Свердлов”, “Калинин”, “Войков”, “Володарский”, “Урицкий”, “Куйбышев” “Артем”) и несколько подводных лодок типа “Барс”. В состав Черноморского флота к концу 20-х годов вступили пять эсминцев типа “Новик” (“Фрунзе”, “Дзержинский”, “Шаумян”, “Железняков”, “Незаможник”) и два крейсера (“Коминтерн”, “Червона Украина”), которые удалось отремонтировать и достроить. В 1929-1930 гг. из состава и без того малочисленного Балтийского флота на Черное море перешли линкор “Парижская коммуна” и крейсер “Профинтерн” (“Светлана”). В 1932 г. на Черном море после модернизации и достройки вступил в строй крейсер “Красный Кавказ” (“Адмирал Лазарев”). Позднее, также из состава Балтийского флота, на Север были направлены эскадренные миноносцы типа “Новик” - “Карл Либкнехт”, “Куйбышев” и “Урицкий”, - а на Дальний Восток - “Сталин” и “Войков”.
     Началу строительства новых кораблей РККФ предшествовала длительная и довольно бесплодная дискуссия сторонников оборонительного (так называемого москитного) флота и приверженцев мощного океанского флота. Поскольку средства на строительство кораблей были весьма ограниченными, верх одержали сторонники прибрежного “москитного” флота и стратегии “малой войны”. В результате в основу первой советской программы военного кораблестроения, утвержденной Советом Труда и Обороны 26 ноября 1926 г., легла оборонительная военно-морская доктрина, предусматривавшая создание легких сил прибрежного действия. Эта шестилетняя программа военного кораблестроения, с одной стороны, отражала положения теории оборонительной (так называемой малой войны), но с другой - неадекватно оценивала уровень производственной базы судостроения в стране, что явилось причиной неоднократного ее пересмотра в сторону сокращения. В окончательном виде она была запланирована на 1926/27-1929/30 гг. и предусматривала финансирование в два этапа. В первую очередь предполагалось построить шесть торпедных катеров, восемь сторожевых кораблей и шесть подводных лодок, а также достроить и восстановить несколько старых кораблей. Вторая очередь судостроительной программы по количеству кораблей превышала первую и включала десять сторожевых кораблей, 30 торпедных катеров и шесть подводных лодок. Но реализация даже этой небольшой программы была связана с огромными трудностями. За годы революции. Гражданской войны и иностранной интервенции судостроительные заводы и верфи страны были разорены, станочный парк и ценное сырье расхищены, многие квалифицированные рабочие и инженеры умерли от болезней и голода, были расстреляны органами ВЧК или погибли на фронтах Гражданской войны. Заводы “Наваль” и “Руссуд” на юге России, в Николаеве и Севастополе, разграбили немцы, судостроительные предприятия в Прибалтике оказались за пределами страны, казенные заводы - Балтийский и Адмиралтейский - были фактически остановлены и не работали в течение нескольких лет. Еще хуже обстояло дело с предприятиями, ранее поставлявшими котлы, механизмы, трубопроводы, рулевые машины, чугунное и стальное литье, электрические машины и другое оборудование для судов. Производственные связи между ними были нарушены, топливо и сырье отсутствовали.
     В результате к 1931-1933 гг. удалось ввести в строй только корабли первой очереди и перевыполнить программу в целом по строительству торпедных катеров - их построили 56 единиц. Корабли же второй очереди перекочевали в программу военного кораблестроения первой пятилетки 1929-1933 гг. Строительство новых надводных кораблей по этой программе началось с создания торпедных катеров. 17 июня 1929 г. в состав РККФ включили головной торпедный катер серии ГАНТ-5 (“Глиссер Андрея Николаевича Туполева - Пятый”), сокращенно Г-5. В акте приемной комиссии говорилось: “Комиссия ВМС считает, что торпедный катер ГАНТ-5 является лучшим торпедным катером из всех существующих...”. При водоизмещении 14 т Г-5 развивал скорость свыше 55 узлов (около 102 км/ч). Радиус его действия превышал 300 миль (555 км), а на вооружении были две торпеды калибром 450 мм и пулемет ДА-1. После модернизации в 30-х годах Г-5 получил торпеды калибра 533 мм и еще один пулемет. Его экипаж состоял из пяти человек.
     Боевые возможности торпедных катеров этого типа в полной мере раскрылись в период Великой Отечественной войны. ...Полярной ночью 22 декабря 1943 г. две группы катеров Г-5, ведомые капитаном 2-го ранга В. Чекуровым и старшим лейтенантом А. Шабалиным, в районе бухты Берлевог были наведены авиаразведкой на конвой противника, шедший в порт Киркенес. Три крупных транспорта двигались в охранении эсминца, шести сторожевых кораблей и десяти катеров-охотников за подводными лодками. Впереди конвоя шли четыре тральщика. Командир одного из катеров Паламарчук на большой скорости направляет свой корабль в просвет между тральщиками и эсминцем и с дистанции в 2 кабельтова (370 м) наносит удар обеими торпедами. Фашистский эскадренный миноносец разламывается на две части и мгновенно тонет. Второй наш катер отправляет на дно транспорт противника. Опомнившись, фашисты перестроили ордер и продолжили путь. И вдруг сквозь строй сторожевых кораблей пронесся еще один Г-5 - катер Шабалина. Торпеды понеслись к сторожевикам, и два взрыва сотрясли воздух. Вскоре Александру Шабалину и Георгию Паламарчуку присвоили звание Героя Советского Союза.
     На Балтийском море в 1931-1932 гг. в строй вступили шесть новых сторожевых кораблей. Ветераны помнят их под названием “дивизион плохой погоды” - “Вихрь”, “Гроза”, “Смерч”, “Тайфун”, “Ураган” и “Циклон”. На смену устаревшим и вконец изношенным подводным лодкам типа “Барс” пришли новые подводные лодки типа “Декабрист”, вступившие в строй в 1930-1931 гг. (“Декабрист”, “Народоволец”, “Красногвардеец”. “Революционер”, “Спартаковец”, “Якобинец”). Эти корабли, как и торпедные катера Г-5, приняли активное участие в Великой Отечественной войне.
     Последующие советские программы военного кораблестроения не имели самостоятельных наименований и финансирования. Они включались в пятилетние планы развития народного хозяйства страны, а средства на их реализацию отпускались Народному комиссариату судостроительной промышленности. Индустриализация страны в 30-х годах, а также милитаризация экономики быстро дали свои результаты - резко увеличились выплавка чугуна и стали, производство цветных металлов, добыча угля и нефти. Это дало возможность, забыв об оборонительной доктрине, в годы довоенных пятилеток перейти к постройке крупных надводных кораблей и океанских подводных лодок.
     Первым крупным военным кораблем, построенным в советское время, стал крейсер “Киров”. При его проектировании и строительстве для оказания технической помощи пришлось привлечь итальянских кораблестроителей - сказались репрессии 20-х и 30-х годов. Крейсер “Киров” вступил в строй 23 сентября 1938 г. В те годы он считался одним из лучших легких крейсеров в мире. При водоизмещении 9436 т он имел длину 191,3 м, ширину 17,6 и осадку 7,2 м. “Киров” при мощности механизмов 110000 л.с. развивал скорость 35,5 узла (около 64,8 км/ч), а орудия его главного калибра - три трехорудийные башни со 180-мм пушками - могли поражать противника на расстоянии 36 км (194 кабельтова). На крейсере было также установлено восемь 100-мм универсальных орудий, а от нападения с воздуха его защищали десять 37-мм зенитных автоматов и восемь крупнокалиберных зенитных пулеметов. Корабль также имел два трехтрубных 533-мм торпедных аппарата и мог принять на борт 90 якорных мин заграждения. Для ведения разведки и корректировки огня “Киров” располагал одной катапультой и двумя гидросамолетами. Его экипаж составляли 872 моряка.
     При прорыве кораблей Балтийского флота из Таллина в Ленинград 28-29 августа 1941 г. “Киров” шел под флагом командующего флотом вице-адмирала В.Ф. Трибуца. Один за другим пикировали на “Киров” фашистские самолеты. Прицельным огнем зенитчиков врага отгоняли, но ненадолго. За первой волной фашистских самолетов следовала вторая, и так без перерыва - почти до самого Кронштадта. “Киров” отбил атаки 52 самолетов, но ни одна из 80 бомб, сброшенных на крейсер, к счастью, не достигла цели. 29 августа “Киров” стал на якорь в Кронштадте, а 4 сентября его артиллерия уже вела огонь по немецким войскам, рвавшимся к Ленинграду. В сентябре 1941 г. более 100 моряков крейсера покинули палубу корабля, чтобы защищать Ленинград в морской пехоте. 21 сентября 1941 г. крейсер в течение всего дня вел непрерывный бой с фашистской авиацией. “Юнкерсы” шесть раз налетали на корабль волнами по 50-70 самолетов с четырех направлений, обрушивая на “Киров” и стоящие рядом суда сотни бомб. И на этот раз атаки были отбиты огнем корабельных зенитчиков, сумевших сбить один “Юнкерс”. С 1 сентября по 23 октября 1941 г. крейсер “Киров” выпустил из орудий главного калибра около 500 снарядов по врагу, а его зенитная артиллерия сбила три и подбила 12 “Юнкерсов”. Весной 1942 г., когда “Киров” стоял в Неве, немецкое командование предприняло операцию “Айсштосс” (“Ледовый удар”) с целью уничтожения вмерзших в лед кораблей Балтийского флота. В течение 28 марта – 30 апреля по ним наносились комбинированные удары авиацией и артиллерией. 24 апреля в крейсер попали две 250-кг бомбы и один крупнокалиберный снаряд. На корабле начался пожар, стали рваться зенитные боеприпасы, но через 45 минут огонь удалось потушить. Одновременно на корабле были выведены из строя все 100-мм орудия, повреждены кормовая труба и грот-мачта, разрушены отделение вспомогательных котлов и камбуз, 82 человека погибли, а 42 получили ранения. Но уже через два месяца “Киров” снова вернулся в строй, продолжал сражаться с фашистами. За годы Великой Отечественной войны он провел более 300 боевых стрельб. Его снарядами уничтожены тысячи фашистских солдат, сотни автомашин с боеприпасами и снаряжением, подавлены десятки артиллерийских батарей противника. 27 февраля 1943 г. “Киров” первым из надводных кораблей Балтийского флота был награжден орденом Красного Знамени. После войны, пройдя модернизацию, “Киров” еще долгие годы нес службу в составе Балтийского флота. В 1965 г. он стал учебным кораблем, на котором проходили корабельную практику курсанты высших военно-морских училищ. В 1980 г. в состав Северного флота вошел новый, атомный ракетный крейсер “Киров”. Артиллерийские же башни старого корабля установлены как реликвии на набережной в Петербурге.
     К началу Великой Отечественной войны в строй вступили три крейсера, подобных “Кирову”, - “Максим Горький”, “Ворошилов” и “Молотов”, а к 1944 г. еще два - “Каганович” и “Калинин”. За годы предвоенных пятилеток надводный флот пополнился также тремя лидерами эскадренных миноносцев типа “Ленинград”, тремя лидерами типа “Минск” и лидером “Ташкент”, построенным в Италии. В строй вступило значительное число эскадренных миноносцев типа “Гневный” (21 единица) и “Сторожевой” (11 единиц). В первые месяцы войны закончили приемные испытания еще 14 эскадренных миноносцев. Таким образом, к началу Великой Отечественной войны ВМФ располагал внушительными надводными силами. В его составе было более 500 надводных боевых кораблей различных классов: три линейных корабля, семь крейсеров, 56 лидеров и эскадренных миноносцев, 22 сторожевых корабля, 62 тральщика, 12 минных заградителей, 290 торпедных катеров, 92 сторожевых катера и охотника за подводными лодками и другие корабли.
     В ходе войны флот высадил на побережье, занятое неприятелем, более 110 оперативных и тактических десантов, обеспечивал оборону внутренних и внешних морских, а также речных коммуникаций, по которым перевезено 112 млн.т. военных и народно-хозяйственных грузов. Флот надежно прикрывал с моря от ударов кораблей противника фланги сухопутных войск, оказывал огневую поддержку в обороне и наступлении войскам приморских фронтов, решал многие другие задачи. Для их выполнения надводные корабли совершили тысячи боевых походов, участвовали в многочисленных столкновениях с морскими силами, самолетами и подводными лодками гитлеровцев, в прорывах через минные поля. В годы войны тральщики обеспечивали безопасность плавания на рейдах своих военно-морских баз и на подходах к ним, а после войны полностью устранили минную опасность в Балтийском, Баренцевом и Черном морях, на Волге и Дунае. Гвардейскими стали крейсера “Красный Кавказ” и “Красный Крым”, эскадренные миноносцы “Вице-адмирал Дрозд”, “Гремящий” и “Сообразительный”, тральщики “Гафель” (Т-205), “Защитник”, Т-278 и Т-281, минные заградители “Ока” и “Охотск”, мониторы “Свердлов” и “Сунь Ятсен”, канонерские лодки “Красная Звезда” и “Пролетарий”, сторожевые корабли “Метель” и СКР-2, сторожевой катер СКА-065. Орденом Красного Знамени награждены линейные корабли “Октябрьская революция” и “Севастополь”, крейсера “Ворошилов”, “Киров” и “Максим Горький”, лидер эсминцев “Баку”, эскадренные миноносцы “Куйбышев”, “Грозный”, “Громкий”, “Войков”, “Беспощадный”, сторожевой корабль “Киров”, тральщики “Шуя” (Т-32), Т-110, Т-525 и Т-275, базовые тральщики “Арсений Расскин”, “Мина”, “Трал” и “Щит”, канонерские лодки “Красная Абхазия”, “Чапаев” и “Усыскин”, большие охотники за подводными лодками БО-303 и БО-305. Многие соединения торпедных катеров, больших и малых охотников за подводными лодками, тральщиков, сторожевых катеров и др. удостоились награждения орденами Красного Знамени, Ушакова, Нахимова и заслужили почетные наименования.
     В конце 30-х годов на советских верфях были заложены линейный корабль типа “Советский Союз” и тяжелый крейсер типа “Кронштадт”, но достроить их помешала война. К реализации ряда других проектов, разработанных в предвоенные годы, вообще не приступали. К ним, в частности, относятся проект легкого крейсера типа “Чапаев” и проект эскадренного миноносца “30-бис” с башенной 130-мм артиллерией. К постройке кораблей по этим уже готовым проектам и приступили сразу же после окончания войны.
     Дальнейшим развитием крейсеров типа “Чапаев” явились крейсера типа “Свердлов”. Крейсер “Свердлов”, спущенный на воду в 1950 г., при водоизмещении 15450 т имел длину 210 м, ширину 21,6 и осадку 7,5 м. При мощности механизмов 130000 л.с. он развивал скорость 34,0 узла. Вооружение крейсера составляли двенадцать 152-мм орудий в четырех башнях, шесть 100-мм универсальных спаренных артиллерийских установок, 32 ствола 37-мм зенитной артиллерии и два пятитрубных торпедных аппарата калибром 533 мм. Крейсер мог принимать на борт 250 мин. По своей архитектуре это был один из красивейших кораблей мира. В 50-х годах были построены крупные серии крейсеров типа “Свердлов”, в том числе “Адмирал Ушаков”, “Адмирал Нахимов”, “Адмирал Сенявин”, “Александр Невский” и др., а также башенных эскадренных миноносцев. В этот же период в строй вступило большое количество сторожевых кораблей типа “Ягуар”, торпедных катеров проекта 183 и тральщиков. Таким образом, в первый послевоенный период строительств во флота шло по пути создания тех же классов боевых кораблей, которые строились накануне и в ходе войны, но с улучшенными тактико-техническими характеристиками.
     60-е годы ознаменовались массовым принятием на вооружение во всех флотах мира боевых кораблей, имеющих в качестве основного оружия крылатые ракеты класса “корабль-корабль”. Одновременно резко возрастает роль подводных лодок как главной ударной силы флотов. Это не могло не привести к появлению новых классов боевых кораблей-носителей крылатых ракет и кораблей, специально предназначенных для борьбы с подводными лодками. В советском ВМФ такими кораблями стали ракетные крейсера типа “Варяг” и большие противолодочные корабли, которые на первых этапах своего развития мало чем отличались от таких многоцелевых кораблей, как прежние эскадренные миноносцы. Одновременно появились малые ракетные корабли и ракетные катера, которые строились в корпусах торпедных катеров.
     В конце 60-х годов подводные лодки ВМС США с атомными энергетическими установками, вооруженные межконтинентальными ракетами с ядерными боеголовками, выходят в океан и становятся практически неуязвимыми. Для борьбы с ними с целью предупреждения нанесения ядерного удара в советском ВМФ создаются оперативные соединения противолодочных кораблей, которые стали нести боевое дежурство в выявленных районах патрулирования ударных подводных лодок (вероятного противника). Длительное пребывание в море в отрыве от своих баз, требование быстрого обнаружения подводных лодок и последующего поддержания с ними надежного контакта для возможности эффективного уничтожения, а также необходимость самозащиты в автономном плавании послужили резким толчком к качественному изменению тактико-технических характеристик противолодочных кораблей. На вооружении ВМФ появляются новые типы противолодочных кораблей с большой автономностью плавания, оснащенных эффективными гидроакустическими средствами, мощным противолодочным оружием и крылатыми ракетами. Дальнейшим развитием противолодочных кораблей стало создание противолодочных крейсеров. Для авиационного прикрытия оперативных соединений противолодочных кораблей и придания им боевой устойчивости потребовались новые для советского ВМФ классы кораблей - ими стали авианесущие крейсера и тяжелые авианесущие крейсера. Одновременно получили дальнейшее развитие (как ударные корабли надводных сил) ракетные крейсера.
     Такова до недавнего времени была логика мышления, определявшая развитие надводных сил советского ВМФ, - мышления, которое трудно отвергнуть одним махом, но приведшего, как известно, к невероятным военным расходам, которых не смогла выдержать экономика.

Нравится

Тридцатая школа

Материалы по истории отечественного флота.

Краткая история российского флота.

Развитие советского подводного флота.