Бесы. Достоевский Ф. М.

  «Бесы» — шестой роман Фёдора Михайловича Достоевского, изданный в 1871—1872 годах. Один из наиболее политизированных романов Достоевского был написан им под впечатлением от возникновения ростков террористического и радикального движений в среде русских интеллигентов, разночинцев и пр. Непосредственным прообразом сюжета романа стало вызвавшее большой резонанс в обществе дело об убийстве студента Ивана Иванова, задуманном С. Г. Нечаевым с целью укрепления своей власти в революционном террористическом кружке.

  Действие романа проис­ходит в губерн­ском городе ранней осенью. О собы­тиях повест­вует хроникер Г-в, который также явля­ется участ­ником описы­ва­емых событий. Его рассказ начи­на­ется с истории Степана Трофи­мо­вича Верхо­вен­ского, идеа­листа соро­ковых годов, и описания его сложных плато­ни­че­ских отно­шений с Варварой Петровной Став­ро­гиной, знатной губерн­ской дамой, покро­ви­тель­ством которой он поль­зу­ется.
  Вокруг Верхо­вен­ского, полю­бив­шего «граж­дан­скую роль» и живу­щего «вопло­щенной укоризной» отчизне, груп­пи­ру­ется местная либе­рально настро­енная моло­дежь. В нем много «фразы» и позы, однако доста­точно также ума и прони­ца­тель­ности. Он был воспи­та­телем многих героев романа. Прежде красивый, теперь он несколько опустился, обрюзг, играет в карты и не отка­зы­вает себе в шампан­ском.
  Ожида­ется приезд Николая Став­ро­гина, чрез­вы­чайно «зага­дочной и рома­ни­че­ской» личности, о которой ходит множе­ство слухов. Он служил в элитном гвар­дей­ском полку, стре­лялся на дуэли, был разжа­лован, выслу­жился. Затем известно, что закутил, пустился в самую дикую разнуз­дан­ность. Побывав четыре года назад в родном городе, он много наку­ро­лесил, вызвав всеобщее возму­щение: оттаскал за нос почтен­ного чело­века Гага­нова, больно укусил за ухо тогдаш­него губер­на­тора, публично поце­ловал чужую жену... В конце концов все как бы объяс­ни­лось белой горячкой. Выздо­ровев, Став­рогин уехал за границу.
  Его мать Варвара Петровна Став­ро­гина, женщина реши­тельная и властная, обес­по­ко­енная внима­нием сына к её воспи­тан­нице Дарье Шатовой и заин­те­ре­со­ванная в его браке с дочерью прия­тель­ницы Лизой Тушиной, решает женить на Дарье своего подопеч­ного Степана Трофи­мо­вича. Тот в неко­тором ужасе, хотя и не без вооду­шев­ления, гото­вится сделать пред­ло­жение.
  В соборе на обедне к Варваре Петровне неожи­данно подходит Марья Тимо­фе­евна Лебяд­кина, она же Хромо­ножка, и целует её руку. Заин­три­го­ванная дама, полу­чившая недавно анонимное письмо, где сооб­ща­лось, что в её судьбе будет играть серьезную роль хромая женщина, пригла­шает её к себе, с ними же едет и Лиза Тушина. Там уже ждет взвол­но­ванный Степан Трофи­мович, так как именно на этот день наме­чено его сватов­ство к Дарье. Вскоре здесь же оказы­ва­ется и прибывший за сестрой капитан Лебядкин, в туманных речах кото­рого, пере­ме­жа­ю­щихся стихами его собствен­ного сочи­нения, упоми­на­ется некая страшная тайна и наме­ка­ется на какие-то особенные его права.
  Внезапно объяв­ляют о приезде Николая Став­ро­гина, кото­рого ожидали только через месяц. Сначала появ­ля­ется сует­ливый Петр Верхо­вен­ский, а за ним уже и сам бледный и роман­тичный красавец Став­рогин. Варвара Петровна с ходу задает сыну вопрос, не явля­ется ли Марья Тимо­фе­евна его законной супругой. Став­рогин молча целует у матери руку, затем благо­родно подхва­ты­вает под руку Лебяд­кину и выводит её. В его отсут­ствие Верхо­вен­ский сооб­щает красивую историю о том, как Став­рогин внушил забитой юродивой красивую мечту, так что она даже вооб­ра­зила его своим женихом. Тут же он строго спра­ши­вает Лебяд­кина, правда ли это, и капитан, трепеща от страха, все подтвер­ждает.
  Варвара Петровна в восторге и, когда её сын появ­ля­ется снова, просит у него прощения. Однако проис­ходит неожи­данное: к Став­ро­гину вдруг подходит Шатов и дает ему поще­чину. Бесстрашный Став­рогин в гневе хватает его, но тут же внезапно убирает руки за спину. Как выяс­нится позже, это ещё одно свиде­тель­ство его огромной силы, ещё одно испы­тание. Шатов беспре­пят­ственно выходит. Лиза Тушина, явно нерав­но­душная к «принцу Гарри», как назы­вают Став­ро­гина, падает в обморок.
  Проходит восемь дней. Став­рогин никого не прини­мает, а когда его затвор­ни­че­ство закан­чи­ва­ется, к нему тут же проскаль­зы­вает Петр Верхо­вен­ский. Он изъяв­ляет готов­ность на все для Став­ро­гина и сооб­щает про тайное обще­ство, на собрании кото­рого они должны вместе появиться. Вскоре после его визита Став­рогин направ­ля­ется к инже­неру Кирил­лову. Инженер, для кото­рого Став­рогин много значит, сооб­щает, что по-преж­нему испо­ве­дует свою идею. Её суть — в необ­хо­ди­мости изба­виться от Бога, который есть не что иное, как «боль страха смерти», и заявить свое­волие, убив самого себя и таким образом став чело­ве­ко­богом.
  Затем Став­рогин подни­ма­ется к живу­щему в том же доме Шатову, кото­рому сооб­щает, что действи­тельно неко­торое время назад в Петер­бурге офици­ально женился на Лебяд­киной, а также о своем наме­рении в ближайшее время публично объявить об этом. Он вели­ко­душно преду­пре­ждает Шатова, что его соби­ра­ются убить. Шатов, на кото­рого Став­рогин прежде имел огромное влияние, раскры­вает ему свою новую идею о народе-бого­носце, каковым считает русский народ, сове­тует бросить богат­ство и мужицким трудом добиться Бога. Правда, на встречный вопрос, а верит ли он сам в Бога, Шатов несколько неуве­ренно отве­чает, что верит в право­славие, в Россию, что он... будет веро­вать в Бога.
  Той же ночью Став­рогин направ­ля­ется к Лебяд­кину и по дороге встре­чает беглого Федьку Каторж­ного, подо­слан­ного к нему Петром Верхо­вен­ским. Тот изъяв­ляет готов­ность испол­нить за плату любую волю барина, но Став­рогин гонит его. Лебяд­кину он сооб­щает, что соби­ра­ется объявить о своем браке с Марьей Тимо­фе­евной, на которой женился «...после пьяного обеда, из-за пари на вино...». Марья Тимо­фе­евна встре­чает Став­ро­гина рассказом о зловещем сне. Он спра­ши­вает её, готова ли она уехать вместе с ним в Швей­царию и там уеди­ненно прожить остав­шуюся жизнь. Возму­щенная Хромо­ножка кричит, что Став­рогин не князь, что её князя, ясного сокола, подме­нили, а он — само­званец, у него нож в кармане. Сопро­вож­да­емый её визгом и хохотом, взбе­шенный Став­рогин рети­ру­ется. На обратном пути он бросает Федьке Каторж­ному деньги.
  На следу­ющий день проис­ходит дуэль Став­ро­гина и мест­ного дворя­нина Артемия Гага­нова, вызвав­шего его за оскорб­ление отца. Кипящий злобой Гаганов трижды стре­ляет и прома­хи­ва­ется. Став­рогин же объяв­ляет, что не хочет больше никого убивать, и трижды демон­стра­тивно стре­ляет в воздух. История эта сильно подни­мает Став­ро­гина в глазах обще­ства.
  Между тем в городе наме­ти­лись легко­мыс­ленные настро­ения и склон­ность к разного рода кощун­ственным забавам: изде­ва­тель­ство над ново­брач­ными, осквер­нение иконы и пр. В губернии неспо­койно, свиреп­ствуют пожары, порож­да­ющие слухи о поджогах, в разных местах находят призы­ва­ющие к бунту прокла­мации, где-то свиреп­ствует холера, прояв­ляют недо­воль­ство рабочие закрытой фабрики Шпигу­линых, некий подпо­ручик, не вынеся выго­вора коман­дира, броса­ется на него и кусает за плечо, а до того им были изруб­лены два образа и зажжены церковные свечки перед сочи­не­ниями Фохта, Моле­шотта и Бюхнера... В этой атмо­сфере гото­вится праздник по подписке в пользу гувер­нанток, зате­янный женой губер­на­тора Юлией Михай­ловной.
  Варвара Петровна, оскорб­ленная слишком явным жела­нием Степана Трофи­мо­вича жениться и его слишком откро­вен­ными пись­мами к сыну Петру с жало­бами, что его, дескать, хотят женить «на чужих грехах», назна­чает ему пенсион, но вместе с тем объяв­ляет и о разрыве.
  Младший Верхо­вен­ский в это время разви­вает бурную деятель­ность. Он допущен в дом к губер­на­тору и поль­зу­ется покро­ви­тель­ством его супруги Юлии Михай­ловны. Она считает, что он связан с рево­лю­ци­онным движе­нием, и мечтает раскрыть с его помощью государ­ственный заговор. На свидании с губер­на­тором фон Лембке, чрез­вы­чайно озабо­ченным проис­хо­дящим, Верхо­вен­ский умело выдает ему несколько имен, в част­ности Шатова и Кирил­лова, но при этом просит у него шесть дней, чтобы раскрыть всю орга­ни­зацию. Затем он забе­гает к Кирил­лову и Шатову, уведомляя их о собрании «наших» и прося быть, после чего заходит за Став­ро­гиным, у кото­рого только что побывал Маврикий Нико­ла­евич, жених Лизы Тушиной, с пред­ло­же­нием, чтобы Николай Всево­ло­дович женился на ней, поскольку она хоть и нена­видит его, но в то же время и любит. Став­рогин призна­ется ему, что никак этого сделать не может, поскольку уже женат. Вместе с Верхо­вен­ским они отправ­ля­ются на тайное собрание.
  На собрании высту­пает мрачный Шигалев со своей программой «конеч­ного разре­шения вопроса». Её суть в разде­лении чело­ве­че­ства на две неравные части, из которых одна десятая полу­чает свободу и безгра­ничное право над осталь­ными девятью деся­тыми, превра­щен­ными в стадо. Затем Верхо­вен­ский пред­ла­гает прово­ка­ци­онный вопрос, донесли ли бы участ­ники собрания, если б узнали о наме­ча­ю­щемся поли­ти­че­ском убий­стве. Неожи­данно подни­ма­ется Шатов и, обозвав Верхо­вен­ского подлецом и шпионом, поки­дает собрание. Это и нужно Петру Степа­но­вичу, который уже наметил Шатова в жертвы, чтобы кровью скре­пить обра­зо­ванную рево­лю­ци­онную группу-«пятерку». Верхо­вен­ский увязы­ва­ется за вышедшим вместе с Кирил­ловым Став­ро­гиным и в горячке посвя­щает их в свои безумные замыслы. Его цель — пустить большую смуту. «Раскачка такая пойдет, какой мир ещё не видал... Зату­ма­нится Русь, заплачет земля по старым богам...» Тогда-то и пона­до­бится он, Став­рогин. Красавец и аристо­крат. Иван-Царевич.
  События нарас­тают как снежный ком. Степана Трофи­мо­вича «описы­вают» — приходят чинов­ники и заби­рают бумаги. Рабочие со шпигу­лин­ской фабрики присы­лают проси­телей к губер­на­тору, что вызы­вает у фон Лембке приступ ярости и выда­ется чуть ли не за бунт. Попа­дает под горячую руку градо­на­чаль­ника и Степан Трофи­мович. Сразу вслед за этим в губер­на­тор­ском доме проис­ходит также вносящее смуту в умы объяв­ление Став­ро­гина, что Лебяд­кина — его жена.
  Насту­пает долго­жданный день празд­ника. Гвоздь первой части — чтение известным писа­телем Карма­зи­новым своего прощаль­ного сочи­нения «Merci», а затем обли­чи­тельная речь Степана Трофи­мо­вича. Он страстно защи­щает от ниги­ли­стов Рафаэля и Шекс­пира. Его осви­сты­вают, и он, проклиная всех, гордо удаля­ется со сцены. Стано­вится известно, что Лиза Тушина среди бела дня пере­села внезапно из своей кареты, оставив там Маврикия Нико­ла­е­вича, в карету Став­ро­гина и укатила в его имение Скво­реш­ники. Гвоздь второй части празд­ника — «кадриль лите­ра­туры», урод­ливо-кари­ка­турное алле­го­ри­че­ское действо. Губер­натор и его жена вне себя от возму­щения. Тут-то и сооб­щают, что горит Заречье, якобы подо­жженное шпигу­лин­скими, чуть позже стано­вится известно и об убий­стве капи­тана Лебяд­кина, его сестры и служанки. Губер­натор едет на пожар, где на него падает бревно.
  В Скво­реш­никах меж тем Став­рогин и Лиза Тушина вместе встре­чают утро. Лиза наме­рена уйти и всячески стара­ется уязвить Став­ро­гина, который, напротив, пребы­вает в неха­рак­терном для него сенти­мен­тальном настро­ении. Он спра­ши­вает, зачем Лиза к нему пришла и зачем было «столько счастья». Он пред­ла­гает ей вместе уехать, что она воспри­ни­мает с насмешкой, хотя в какое-то мгно­вение глаза её вдруг заго­ра­ются. Косвенно в их разго­воре всплы­вает и тема убий­ства — пока только намеком. В эту минуту и появ­ля­ется везде­сущий Петр Верхо­вен­ский. Он сооб­щает Став­ро­гину подроб­ности убий­ства и пожара в Заречье. Лизе Став­рогин говорит, что не он убил и был против, но знал о гото­вя­щемся убий­стве и не оста­новил. В исте­рике она поки­дает став­ро­гин­ский дом, непо­да­леку её ждет проси­девший всю ночь под дождем преданный Маврикий Нико­ла­евич. Они направ­ля­ются к месту убий­ства и встре­чают по дороге Степана Трофи­мо­вича, бегу­щего, по его словам, «из бреду, горя­чеч­ного сна, <...> искать Россию» В толпе возле пожа­рища Лизу узнают как «став­ро­гин­скую», поскольку уже пронесся слух, что дело затеяно Став­ро­гиным, чтобы изба­виться от жены и взять другую. Кто-то из толпы бьет её, она падает. Отставший Маврикий Нико­ла­евич успе­вает слишком поздно. Лизу уносят ещё живую, но без сознания.
  А Петр Верхо­вен­ский продол­жает хлопо­тать. Он соби­рает пятерку и объяв­ляет, что гото­вится донос. Доносчик — Шатов, его нужно непре­менно убрать. После неко­торых сомнений сходятся, что общее дело важнее всего. Верхо­вен­ский в сопро­вож­дении Липу­тина идет к Кирил­лову, чтобы напом­нить о дого­во­рен­ности, по которой тот должен, прежде чем покон­чить с собой в соот­вет­ствии со своей идеей, взять на себя и чужую кровь. У Кирил­лова на кухне сидит выпи­ва­ющий и заку­сы­ва­ющий Федька Каторжный. В гневе Верхо­вен­ский выхва­ты­вает револьвер: как он мог ослу­шаться и появиться здесь? Федька неожи­данно бьет Верхо­вен­ского, тот падает без сознания, Федька убегает. Свиде­телю этой сцены Липу­тину Верхо­вен­ский заяв­ляет, что Федька в последний раз пил водку. Утром действи­тельно стано­вится известно, что Федька найден с пролом­ленной головой в семи верстах от города. Липутин, уже было собрав­шийся бежать, теперь не сомне­ва­ется в тайном могу­ще­стве Петра Верхо­вен­ского и оста­ется.
  К Шатову тем же вечером приез­жает жена Марья, бросившая его после двух недель брака. Она бере­менна и просит времен­ного приста­нища. Чуть позже к нему заходит молодой офицерик Эркель из «наших» и сооб­щает о завтрашней встрече. Ночью у жены Шатова начи­на­ются роды. Он бежит за акушеркой Виргин­ской и потом помо­гает ей. Он счастлив и чает новой трудовой жизни с женой и ребенком. Измо­танный, Шатов засы­пает под утро и пробуж­да­ется уже затемно. За ним заходит Эркель, вместе они направ­ля­ются в став­ро­гин­ский парк. Там уже ждут Верхо­вен­ский, Виргин­ский, Липутин, Лямшин, Толка­ченко и Шигалев, который внезапно кате­го­ри­чески отка­зы­ва­ется прини­мать участие в убий­стве, потому что это проти­во­речит его программе.
  На Шатова напа­дают. Верхо­вен­ский выстрелом из револь­вера в упор убивает его. К телу привя­зы­вают два больших камня и бросают в пруд. Верхо­вен­ский спешит к Кирил­лову. Тот хоть и него­дует, однако обещание выпол­няет — пишет под диктовку записку и берет на себя вину за убий­ство Шатова, а затем стре­ля­ется. Верхо­вен­ский соби­рает вещи и уезжает в Петер­бург, оттуда за границу.
  Отпра­вив­шись в свое последнее стран­ство­вание, Степан Трофи­мович умирает в крестьян­ской избе на руках примчав­шейся за ним Варвары Петровны. Перед смертью случайная попут­чица, которой он расска­зы­вает всю свою жизнь, читает ему Еван­гелие, и он срав­ни­вает одер­жи­мого, из кото­рого Христос изгнал бесов, вошедших в свиней, с Россией. Этот пассаж из Еван­гелия взят хрони­кером одним из эпиграфов к роману.
  Все участ­ники преступ­ления, кроме Верхо­вен­ского, вскоре аресто­ваны, выданные Лямшиным. Дарья Шатова полу­чает письмо-испо­ведь Став­ро­гина, который призна­ется, что из него «выли­лось одно отри­цание, без всякого вели­ко­душия и безо всякой силы». Он зовет Дарью с собой в Швей­царию, где купил маленький домик в кантоне Ури, чтобы посе­литься там навечно. Дарья дает прочесть письмо Варваре Петровне, но тут обе узнают, что Став­рогин неожи­данно появился в Скво­реш­никах. Они торо­пятся туда и находят «граж­да­нина кантона Ури» пове­сив­шимся в мезо­нине.

Нравится

Тридцатая школа